Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Китайцы смеются над новыми московскими указателями



Все мы неоднократно угорали над тем, как переводят китайцы на другие языки. Некоторые смешные примеры можно найти в моём журнале по тэгу «китайский язык».

А вот на сайте EKD появилась статья о том, как мы умудрились аналогичным образом развеселить китайцев:

«Красная колбаса»: в КНР рыдают над новыми московскими указателями на китайском

Китайскую блогосферу взорвали новые указатели на китайском языке, появившиеся в московском парке «Зарядье». На них Красная площадь переведена как «колбаса», а Патриаршее подворье — как «деревня шовинистов». «Я просто ослеплен переводом. Кто это сделал?» — пишет в соцсети WeChat один из живущих в российской столице китайцев. По информации ЭКД, аккредитованные в Москве китайские журналисты уже включили освещение ситуации в «Зарядье» в план репортажей — высока вероятность того, что парк ославится не только в соцсетях, но и в СМИ КНР. Администрация парка согласилась повстречаться с китайскими репортерами и сообщила им, что «будет разбираться в ситуации».



Добавлю от себя.

С первым указателем всё более-менее понятно: тот, кто переводил «Красную площадь» на китайский, спутал два почти омофона – 红場 (hóngchǎng) и 红肠 (hóngcháng). В произношении иероглифы и различаются только тоном: chǎng и cháng. Но при этом первый переводится на русский как «площадь», а второй – «кишка» или, в сочетаниях, «колбаса».

Однако по второй картинке коллеги с EKD дали не совсем корректный перевод с китайского на русский. Я попросил его уточнить уважаемого Альберта Крисского (papahuhu), вот что он мне написал:

重男轻女的农庄 – буквально «деревня, где уважают мужчин и презирают женщин», но без гомоэротики.
:-)

Так что по части корявого перевода с одного языка на другой мы с китайцами действительно «братья навек».

UPD: Нашёл я, откуда «ноги растут» с последним переводом. Оказывается, Google.Translate именно так – 重男轻女 – переводит на китайский английское слово ‘patriarchal’. Имея в виду, конечно же, «патриархат» как общественный строй.

Под катом ещё парочка забавных вывесок от гугл-переводчика.
Collapse )


Тайванец


— Угораздило же меня поехать из Тайпея в Хуалянь на машине! Все нормальные люди ездят на поезде, а я просто очень люблю эту дорогу, она очень красивая. Не сама дорога, как ты понимаешь, а окрестности — с одной стороны горы, с другой стороны море. Когда едешь на машине, можно остановиться и выйти постоять, посмотреть.

Майкл молчит несколько секунд.
— Тайвань — это горы и море.

Он опять молчит и смотрит на меня, но я понимаю, что видит он сейчас Тайвань.
— Ну и, конечно же, сломалась машина как раз посередине между населенными пунктами. Причем сломалась вдруг: ехала-ехала, и — пуф! — электричество пропало. А у меня, как назло, батарейка в телефоне села. Я еще полчаса назад хотел на зарядку поставить, но звонки шли не переставая. Я хватаюсь за телефон, хочу другу позвонить — он в Илане живет, неподалеку, мог бы сам подъехать или эвакуатор организовать. Я его номер набираю и молюсь, чтобы успеть восемь слов сказать — я их заранее в голове составил. Идет вызов; один гудок, второй… экран гаснет… Все. Если уж ломается, то все сразу, сам знаешь.

Я киваю.

— Посмотрел я по карте, прикинул: вперед, вроде, ближе идти — там деревня какая-то, а значит, есть почта, и с нее можно позвонить. Пошел. Жарко, очень жарко. Шагал я минут сорок. Дошел до деревни; бреду по ней, пòтом обливаюсь, а ребятишки местные сзади бегут, хохочут, пальцами на меня тычут и кричат: «Китайская свинья, китайская свинья!»

Collapse )


Владимир Марченко © 2007

Первый день в Китае

Пишу эти записки утром второго дня пребывания на земле древнейшей из существующих ныне цивилизаций, в самом сердце ее, там, где воды Голубой реки Янцзы (интересно, кто был тот дальтоник, который назвал эту серо-коричневую жижу голубой?), неся ежегодно миллионы тонн ила в Восточно-Китайское море, намыли за миллионы лет огромный эстуарий, в котором и раскинулся привольно на площади шесть тысяч квадратных километров город-герой Шанхай.

Написал, перечитал, и аж самому страшно стало, как много букв и знаков препинания может быть напихано одним отдельно взятым человеком в одно отдельно взятое предложение!

Подготовка к первому впечатлению началась еще часов за семь до того момента, как я увидел Шанхай из иллюминатора самолета. Летел я из Хельсинки; над Финским заливом в тот день выдалась изумительная погода, и, пролетая над Питером, я с восхищением смотрел вниз, любуясь и гордясь своим потрясающим городом, тем, насколько он больше и величественнее только что покинутого мною Хельсинки — настоящий мегаполис!

Когда же, в конце путешествия, самолет уже снизился до высоты полутора километров, и я осознал, что все, что я вижу вокруг до самого горизонта, это город, я понял, что это таки ГОРОД!!!

Collapse )



Владимир Марченко © 2007